Арлилия Ваша речь в ваших руках

Запись на приём:

+7 (926) 220-73-73

Пн-Пт с 10:00 до 18:00
по Московскому времени

Для учеников центра:

+7 (929) 588-12-38

г. Москва, Осташковская ул.,
д. 9, корп. 5, помещение 5

Записаться На консультацию
Заказать звонок

Мы работаем и в центре, и в режиме онлайн, подробности +7 (926) 220-73-73

Встреча с логопедом только по предварительной записи, просьба оставлять заявку на сайте

Диспут на тему: «Нужна ли жалость?» (15 марта 2008 г.)

Диспут на тему: «Нужна ли жалость?» (15 марта 2008 г.)


15 Марта 2008
Диспут на тему: «Нужна ли жалость?» (15 марта 2008 г.)
Результаты речевого экзамена


Имя,
Фамилия,
возраст
Наличие спазмати-ческих задержек
(есть запинки или их нет)
Внутреннее спокойствие во время речи
(макс. 10 баллов)
Уверенное поведение во время речи
(макс. 10 баллов)
Зрительный контакт во время речи
(макс. 10 баллов)
Умение убедительно и развёрнуто приводить аргументы
(макс. 10 баллов)
Интонационная выразительность
(макс. 10 баллов)
Юлия Л., 20 лет нет
8,7
9,2
9,4
8,5
8
Андрей О., 25 лет нет
9,6
9,7
9,4
9,2
9
Мария О., 24 года нет
9,7
9,7
9,8
9,8
9,7
Мария Е., 24 года нет
8,6
8,5
8,2
8,6
7,9
Андрей О., 33 года нет
9,1
9,2
9,2
9,3
9
Илья С., 20 лет нет
9
9,1
9,1
9
9,7
Дмитрий Л., 19 лет нет
8,8
8,9
8,9
8,9
8,6
Михаил Н., 19 лет нет
8,8
8,9
8,9
8,6
8,5
Алексей И., 29 лет нет
9,2
9,35
9,4
9,25
9,1
Елена Р., 23 года нет
8,8
8,9
9,05
8,75
8,85
Наталья С., 35 лет нет
8,9
9,1
9,3
9,05
8,8
Ольга У., 17 лет нет
8,6
8,7
9,1
9,1
8,6
Антон О., 31 год нет
8,9
8,9
8,9
8,9
8,8
Глеб Г., 28 лет нет
8,9
9
8,8
8,1
8,3
Дмитрий П., 22 года нет
9,4
9,6
9,7
9,5
9,3
Евгений К., 18 лет нет
8,4
8,6
8,4
8,3
8,2
Сергей С., 15 лет нет
9,5
9,6
9,5
9,6
9,5
Давид Г., 11 лет нет
9,15
9,2
8,95
9,25
9,3
Николай Р., 9 лет нет
9,2
9,2
9,2
8,9
9,2



15 марта 2008 года состоялся очередной диспут на тему «Нужна ли жалость?».


Тему представляли два участника: Мария О. и Андрей О., 33 года.


Диспут начал ведущий, Вячеслав Дмитриевич: Сегодня тема нашего диспута «Нужна ли жалость?». Наверное, каждому из нас в своей жизни кого-нибудь было жалко: себя, какого-то человека, ребенка, ногу больную, ушибленную. Каждый кого-нибудь да пожалел. А нужно ли проявлять эту жалость? У каждого из Вас есть опыт в прошлой жизни, когда это, возможно, помогало вам, а возможно, наоборот мешало. Возможно, вы отчетливо увидели какой-то вред этого чувства и его проявления. И сегодня мы можем исследовать это. Кто у нас докладчики, поднимите руки. Сейчас слушаем внимательно и пытаемся определить собственную позицию. Важно, чтобы наши реакции шли не от ума, а от сердца.


Мария О.: Добрый день. Позвольте познакомить Вас со своей позицией на эту тему. Я считаю, что жалость необходима. По определению, жалость – это чувство душевной боли, которое испытывает человек при виде страданий, горя других живых существ. Согласно словарю Ушакова, синоним жалости – сострадание, соболезнование, сочувствие.


А ведь еще Тютчев говорил:


Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется,
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать.

Неудивительно, что эти замечательные строки принадлежат перу именно русского поэта. Ведь сочувствие, жалость – качества, так свойственные нашим соотечественникам. Русских всегда отличала склонность к соборности. Если у кого-то на селе сгорал дом, то собирались всем миром, чтобы помочь ему построить новое жилье. То есть в основе жалости лежит деятельностный компонент. Приведу исторический пример. Многие бывшие военнопленные (немцы, румыны, итальянцы) с благодарностью вспоминают, как им помогали выжить в русском плену старики, женщины, дети. Жалость – это проявление нормальных человеческих чувств к слабому в бесчеловечных ситуациях.


Таким образом, жалость, часто помогает выжить. И иногда самым непосредственным образом. Наверняка, многие знают о фонде Раисы Максимовны Горбачевой, который помогает детям, больным лейкемией. Простой пример: в семидесятые годы только 10% детей, больных лейкемией, выздоравливали. Благодаря деятельности этого фонда и открытию детских центров, сейчас эта цифра возросла до 70%.


Помогать слабым присуще не только людям. Есть реальные примеры из зоологии. Группа ученых исследовала поведение стаи собак динго (более 50 особей). Родился щенок с парализованными конечностями, и вся стая ему помогала. Они его кормили, поили, переносили на себе, защищали от врагов. По сути, это проявление обыкновенной жалости. Оказывается, этот член стаи мог оказаться полезным. Например, охранять спящую стаю и голосом подавать сигнал об опасности. К тому же, по собственной воле уйти с поста он бы не смог.


Конечно, животные не могут рассуждать. Поэтому можно предположить, что в основе жалости лежат некоторые рефлексы, которые включены в систему выживания большой группы. Со временем чувство жалости сформировалось в общественном бессознательном как «сострадание слабому, потому что какие-то стороны его существования могут быть полезны для группы». Учеными считается, что это внутренняя потребность социума, исполнение которой социально одобряемо.


Кроме того, в некоторых русских диалектах слово «жалеть» приравнивается к слову «любить». Еще говорят: «жалеет, значит любит». Любовь, поддержка, тепло – так необходимые людям проявления. Некоторые говорят, что жалость – пустая трата времени. Лучше помочь человеку делом, чем жалеть его. Нередко бывает так: человеку понятен способ выхода из трудной ситуации, но у него истощился запас душевных сил, и ему необходимо почувствовать человеческое тепло, жалость, почувствовать себя дюбимым, и тогда он сможет двигаться дальше. Значит, просто жалость становится целебной. Наверное, то же самое относится и к жалости к себе. Когда нет рядом кого-то другого, кто бы мог пожалеть, наверное, иногда полезно просто побыть наедине с собой, пожалеть себя, а потом ты понимаешь, что откуда-то взялись силы, чтобы идти вперед.


Напомню, что, противоположное слову «жалость» - это «безжалостность». Хотим ли мы быть безжалостными людьми?


Андрей О., 33 года:
В отличие от предыдущего оратора, я придерживаюсь точки зрения, что жалость - это бесполезное чувство, и его надо изживать в себе. У меня было мало времени на подготовку, поэтому я с вашего разрешения буду пользоваться конспектом. Приведу еще раз определение чувства жалости. «Жалость - это чувство душевной боли, которое испытывает человек при виде страданий, горя, трудностей живых существ». То есть из определения следует, что жалость – это, прежде всего, эмоция. То есть, жалея кого-то, вы разделяете с ним его эмоцию. В моем представлении, в понятии жалости нет чувства помощи, желания изменить ситуацию. Поэтому я считаю, что жалость - плохое чувство. Разделяя с кем-то его отрицательную эмоцию, Вы тоже падаете по эмоциональному тону, погружаетесь в депрессию, вместо того, чтобы как-то исправить сложившуюся ситуацию, как-то помочь нуждающемуся человеку. Кроме того, бывает так, что жалость развращает человека, делает его иждивенцем. Поэтому я считаю, что вместо того, чтобы бесполезно жалеть кого-то, лучше оказывать содействие и помогать нуждающимся. Спасибо.


В.Д.:
В последнем выступлении было маловато аргументов, поэтому я предлагаю сесть на эту сторону тем, кто склонен сейчас, на данный момент, помочь Андрею еще более ярко выразить позицию против проявления жалости. А здесь я предлагаю занять стулья тем, кто хотел бы помочь Маше и себе тоже понять ее позицию более ярко.


Расскажу о процедуре диспута. Нам неважно сейчас отстаивать совершенно четко одну из позиций. Наша задача - исследовать, что такое проявления жалости, насколько она полезна, насколько вредна, насколько хороша, насколько плоха. И как мы это будем делать: разбившись на два таких лагеря, представители той или иной стороны будут эмоционально, хорошо, отчетливо, ярко выражать аргументы в пользу своей позиции. Выражать так, чтобы возникло желание перейти на Вашу сторону. И чем больше перейдет людей после Ваших высказываний на Вашу сторону, тем, естественно, ярче и убедительнее была Ваша речь. Вы сразу это будете чувствовать. Для Вас это будет хорошим знаком. Если Вы сказали, а с Вашей стороны ушли люди, значит, Вы как-то не так говорите. Вы ведь хотели привлечь людей, а они ушли. За этим внимательно смотрите. А Ваша задача - прислушиваться к своему сердцу, чувствам, для того, чтобы не из головы делать какие-то свои действия, а именно чувствовать. Если Вы чувствуете, что Вас что-то задело, и выступающий прав, но не совсем, но вот сейчас зацепило, Вы встаете (ничего не поделаешь!) и переходите. То есть вы слушаете не свою голову, которая может сказать Вам «не переходи, потому что ты еще не сказал, вот скажешь, тогда перейдешь». Потом будет уже не то. Как только Вы почувствовали что-то созвучное Вам, пока еще речь не кончилась, Вы уже переходите. Все поняли? Слушайте не только высказывающегося, но и себя. Вот это одновременное слушание себя и другого у нас здесь - самое ценное!


Есть еще середина. Середина – это нейтральность. Здесь можно понять гораздо глубже то, что происходит там или там, потому что есть полюса мнений, а здесь золотая середина. Я вам предлагаю в середине всем побывать. Когда захотите, тогда и садитесь, даже если у вас есть определенная позиция, но вы хотите побыть в тишине.


Замечательно, серединка у нас занята, но место еще есть. Теперь настройтесь. Предлагаю начать. Еще один момент. У нас есть две противоборствующие команды, следовательно, Вы выступаете не единолично от себя, а чувствуете поддержку команды. И когда Вы хотите что-то говорить, вдруг вас захватило это желание, посмотрите на соседа слева, соседа справа. Может быть, он тоже хочет. Если вы видите, что занимаете слишком много времени – уступайте. Может быть, сосед выскажет еще более ценную мысль, чем ваша. Кто хотел бы начать?


Андрей О., 25лет:

Я, пожалуй, начну в пользу жалости. Тот человек, который проявляет жалость, который умеет выслушать другого, понять, сочувствовать, сопереживать, более человечен, чем тот, который этого не делает, то есть у которого жалости нет, который безжалостный. У меня такой вывод, что жалость должна быть.


Алексей И.:

Я хотел сказать бы в защиту того, что жалость - вредное чувство. Жалость должна быть. Но насколько она полезна? Жалость – чувство бесполезное, потому что, когда человек ощущает эмоцию, он не способен думать, не способен разумно принять решение, как именно выйти из этой ситуации.


Андрей О., 25 лет:

Здесь дело в том, если человек не проявляет жалость, он внутри будет замкнут. Он не открытая система, а закрытая. То есть это потом во что-то другое превратится. Если эмоция в нас сидит, она потом гложет, блуждает, еще как-то развивается, от этого может какая-то болезнь развиться, сердце заболит, например.


Алексей И., 29 лет:

Ты сам сказал, если эмоция в нас сидит, от этого только будут проблемы. А если этой эмоции нет, то все будет нормально.


Дмитрий П. , 19 лет:

Я не согласен. В Машином докладе прозвучала мысль, что с жалости начинается человеческая помощь. Я в этот момент подумал, что жалость – это как бы ступень к человечности, взаимопомощи. Как вы поймете, что человеку нужна помощь, если вы его не пожалеете. И как вы поймете, чем именно помочь человеку, если вы не сопереживаете ему?


Ольга У., 17 лет:

Я хотела бы спросить, разделяем ли мы понятия жалости и сочувствия. Для меня это не синонимы в полном смысле. Сочувствие – это сопереживание. В то же время мы не пропускаем эмоции через себя, ищем способ помочь. Жалость для меня – это чувство, когда мы пытаемся влезть в шкуру другого и приходим к депрессии, чувству безысходности.


Дмитрий П. , 19 лет:

Я могу, продолжая свою речь, возразить. Опять же в Машином докладе упоминалось, что в некоторых диалектах слово «жалость» употреблялось как слово «любовь» И я считаю, что у разных людей свое восприятие этих эмоций. Но общепринято, что слова «жалость» и «сострадание» являются синонимами.


Ольга У., 17 лет:

У меня, может, такой опыт оригинальный, но у большинства, у кого я спрашивала, принято, что слова «жалость» и «сочувствие» надо разделять.


Николай Р. 9 лет:

Я считаю, что жалеть людей и животных нужно. Но, однако же, и помогать им.


Мария Е., 24 года:

Я думаю так. Жалость – это чувство естественное, которое рождается от хороших качеств души. Но так как это чувство все-таки, а каждое чувство должно контролироваться разумом и в данном случае тот человек, который испытал жалость к живому, должен не предаваться полностью своему чувству, а подумать, что в данном случае нужно тому, к кому испытал он это чувство. Может, одному нужно действительно посочувствовать, а другому дать понять, что его беда – это пустяки, а третьему, может, еще что-то нужно. А если сразу же полностью погрузиться в свое чувство, можно, действительно, впасть в депрессию и ничем не помочь.


В.Д.:

Правильно ли я понял, что жалость захватывает? Она может захватить всего человека, и он становится бесполезным? Жалость лучше не проявлять ярко, ее проявление не очень хорошо, потому что может захватить? Почему бы ее вообще не проявлять?


Наталья С., 35 лет:

А почему никто не говорит о таком чувстве, как безразличие? Ведь безразличие может убить человека. По мне, лучше пусть меня пожалеют, чем останутся безразличными.


В.Д.:

Можно ведь и полюбить…Почему обязательно жалеть?


Наталья С., 35 лет:

Ситуация в жизни бывают разные.


В.Д.:

Человек, который не поддался жалости, способен видеть умом, интеллектом. И тогда он, может быть, хорошо, ясно видит эту ситуацию, все просчитывает. Он понимает, что сейчас этому человеку плохо, и он четко видит, как ему помочь. Он спокоен, он разумно оценит ситуацию, поймет, что есть такие-то ресурсы, можно обратиться к одному, к другому, или самому помочь. Это же не есть равнодушие?


Наталья С., 35 лет:

А все равно мне кажется, человек, который неспособен пожалеть чисто внутренне, неправильно оценит ситуацию. То есть жалеть нужно, но, конечно, аккуратно, чтобы человека не унизить. У меня есть опыт. Когда у меня случилось горе, то в принципе все были равнодушны. Вот тогда я поняла, что равнодушие может убить человека. А жалость может чуть-чуть унизить и не более.


Алесей И., 29 лет:

Я хотел бы еще сказать, в чем минус жалости. Жалость может сделать человека слабее, а безразличие делает сильнее. Человек привыкнет, что все его жалеют, а он такой слабый, хилый, ничего не понимает.


Наталья С., 35 лет:

А, например, меня жалели на работе, когда я была на первом микрокурсе. Я не стала слабее от этого. Я даже научилась получать выгоду от этого.


Елена Р., 23 года:

Я на своем личном опыте по поводу речи убедилась в том, чем меньше я себя жалею, тем лучше и для меня, и для окружающих. Раньше я себя очень жалела и из-за этого очень много потеряла.


Илья С., 20 лет:

Мы начали говорить про некоторую степень жалости…


Антон О., 32 года:

Я полагаю, что жалость – это отождествление себя с кем-то. Это значит, остановка любых действий и статичность, а также необъективность взгляда на ситуацию.


Маша (по телефону):

Я бы хотела процитировать Горького, который говорил, что «жалость унижает человека». Лично я не приемлю жалость к себе.


Антон О., 32 года:

Я добавлю. Куприн говорил: «Жалость – сестра презрения». Я согласен.


Дмитрий П., 22 года:

Я выписал пару цитат и хотел бы дополнить Антона. Жалость - самый бесполезный предмет на свете. Она обратная сторона злорадства.


Мама Николая:

Бывают разные оттенки жалости.


Илья С., 20 лет:

Все же хочу вернуться к своей речи. Я говорил о некоторых степенях жалости. Насколько сильно нужно жалеть? Если жалеть сильно, то человек может, действительно, стать иждивенцем. Я считаю, здесь нужна мера жалости. То есть такая пропорция, которая человеку может быть полезна. А я уверен в том, что жалость как эмоция может быть полезна. Если человек впал в депрессию сильно, то ему бывает просто необходимо, чтобы его пожалели. Это восстановит его силы и поднимет его.


В.Д.:

Мне сейчас вспомнилась ситуация, когда плакальщицы идут на похороны. Есть такая традиция. Почему туда призывают этих женщин, которые умеют жалеть, умеют страдать? Они плачут и своим голосом, своими слезами побуждают нас переживать, сопереживать. Отчасти они берут на себя большую часть жалости, понимая, что не все могут ее выразить, и не все согласны ее выражать. Наверное, в основном это делается ради близких родственников, потому что этим людям очень тяжело. Они страдают и могут заболеть от своего страдания. Оно может остаться очень надолго и даже привести к смерти. И тогда для того, что проявить эти чувства, всплеснуть их, оживить человека, нужно сильное проявление жалости. Плакальщицы вызывают эмоции, чтобы пошли слезы, чтобы люди проплакались, прорыдались, и после этого облегчение наступает. Это хороший пример того, что жалость необходима, чтобы спасти человека. Это реальное действие - прямо сама жалость и спасает.


Мама Саши:

Я тоже хочу сказать. Надо разобраться в тех ситуациях, когда мы должны применять жалость. Это потеря родственников, большое горе… Но депрессия как таковая может возникнуть и из ничего. Особенно у женщины. Она пришла на работу, увидела девушку в такой же блузке, и у нее депрессия. Нужно ли ее жалеть? По-моему, при депрессии можно заняться аутотренингом, пойти на какое-то другое занятие. Когда мне плохо, я просто открываю окно и кричу звуком «а». Я для себя не принимаю жалость.


Е.Н.:

Давайте уточним: депрессия – это клинический диагноз, и этот диагноз ставится компетентными людьми. И в таком случае человека просто нужно грамотно лечить. Что касается дурного настроения, то тут психологи давно заметили, что у мужчин и у женщин разное отношение к этому состоянию. Замечено, что женщины обычно ищут сочувствия, ищут сопереживания. Им нужно выговориться, всплакнуть или пококетничать. Но при этом женщина хочет почувствовать, что она кому-то дорога со своими проблемами. А выход из ситуации, возможно, она знает сама, и действенная помощь ей при этом не нужна. Мужчины же категорически не принимают ситуации, когда их жалеют. Нельзя показать свою жалость, которую я естественно испытываю, при виде, скажем, мужа в приступе кашля. Действительно, в это время ему очень тяжело, но он не хочет, чтобы я видела, какой он слабый и несчастный. Значит, разумные женщины так строят отношения с мужчинами, чтобы они не расценивали реакцию на их слабую позицию как жалость. И поэтому жалость ни в том, ни в другом случае не нужна. Нужно разумное сочувствие.


Есть еще один аспект проблемы, которую мы обсуждаем. Меня беспокоит российская соборная привычка к уравниловке, когда жалость не заслужена, но осуществляется за счет других. Если мы пожалеем одного лентяя, неквалифицированного работника, то перераспределим наши усилия на всех, по общинному принципу, и за счет этого лентяя пострадают люди, которые действительно трудятся и заслуживают вознаграждения. Например, на некую кафедру передали некую должность, которую должен был занимать молодой квалифицированный специалист. Но была еще и пожилая сотрудница, очень слабый работник, от ее некомпетентности страдали студенты и предпочитали молодого специалиста. Жалко ее стало сотрудникам кафедры: пенсия скоро. И молодого специалиста всем миром уговаривали отказаться от заслуженной должности в пользу пенсионерки. Лентяи так за счет других нередко и живут. Мне жалость в деловых отношениях очень не нравится.


В.Д.:

Это же и есть как раз такая помощь, когда мы помогаем детям, инвалидам… Они живут за счет нас.


Е.Н.:

Я говорю о другой жалости, необоснованной.


Дмитрий П., 22 года:

Я хотел бы уточнить вопрос: нужна жалость или нужно ее проявление? И хотел бы эти два вопроса сравнить с образами оружия и его применения. Можно испытывать жалость, но ведь можно и по-разному ее применять. По-моему, мы сейчас, перешли на вопрос, как применять эту жалость и применять ли ее вообще?


В.Д.:

Это действительно вопрос. Нужно ли жалеть? Раз нужно жалеть, значит, как-то проявлять?


Гостья:

мне кажется, что жалость не только вызывает сочувствие, но также призывает к действию. Ведь если человек жалеет, он сопереживает, это уже шаг к действию. Он уже способен помочь и думает, как ему можно помочь.


Мария О., 24 года:

Мне кажется, в связи с этим можно выделить очень значимую функцию жалости. Жалость - это некий сигнал. Мы чувствуем жалость. Значит, рядом есть кто-то, кому нужна помощь.


Е.Н.:

В поддержку Машиного тезиса я процитирую Пушкина:

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в свой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.

Сергей С., 15 лет:

Мне кажется, мы путаем жалость с поддержкой. Когда мы проявляем жалость, мы же не просто говорим, что мне тебя жалко. Мы же должны поддерживать человека. Жалость бесполезна, если мы будет просто жалеть. Если ему скажут «крепись» - это будет поддержкой и поможет сделать какой-то шаг дальше. Возможно, подняться.


В.Д.:

Мне кажется, что на той стороне - позиция непризнания жалости к себе. Если я сам себя пожалею, то я последний человек. Жалость бесполезна, когда начинаешь жалеть сам себя. Если уж начинаешь себя жалеть, то трудно найти выход из ситуации. У меня ощущение, что там сидят люди, которые боятся яркого проявления этой жалости, потому что она захватывает, и тогда она бесполезна. Может, пошире посмотреть на это? Да, она может захватить, но ведь без проявления жалости к другому человеку тоже нельзя никак обойтись.


Михаил Н., 18 лет:

Есть ситуации, когда спортсмен получает серьезную травму. Ему врачи ставят серьезный диагноз. Его окружают родные, и прежде всего сам человек себя жалеет. Иногда человек может себя жалеть и не способствует лечению. А можно отбросить жалость и идти до последнего, пока не будешь абсолютно здоров.


Дмитрий Л., 19 лет:

Жалость вообще расслабляет человека. И ему становится хуже.


В.Д.:

У меня ощущение, что здесь позиция силы: взять себя в руки, собраться, спортивная такая. Но ведь изменения и не происходят, если ты все время нацелен на одну эту цель, держишь себя в руках..


Ольга У., 17 лет:

Я хотела бы согласиться с той позицией, что жалость порождает жалость. Когда мы жалеем многих людей, очень часто наши эмоции передаются им. И начинается та ситуация, в которой человек жалеет сам себя. Если мы вернемся к вашему примеру похорон. К примеру, умирает пожилой человек. Его близкие страдают. И поддержка, которую оказывают друзья, только усиливают страдания. Мне кажется, полезнее было бы усилить надежду этих людей, помочь им пережить это трудное время, не жалея их, пытаясь отвлечь как-то.


Мария О., 24 года:

По мнению психологов, часто для того, чтобы справиться с состоянием, необходимо его усилить.


В.Д.:

Перешагнуть – значит, от чего-то отказаться, что-то спрятать, чтобы на что-то не смотреть.


Мария Е., 24 года:

Мне кажется, что далеко не каждый человек способен к тому, чтобы так сразу отвлечься от своих эмоций и переживаний с помощью рациональных мыслей. И кому-то нужно вначале действительно посочувствовать, может, поплакать с ним. Может действительно, чтобы усилить его эмоции, но при этом надо не зацикливаться на переживаниях, а потихоньку стараться перевести его чувства и мысли на что-то положительное. Но это уже искусство. Нужно чувствовать, что человеку надо и что он способен воспринять в конкретный момент.


Андрей О., 33 года:

Я бы хотел привести пример, как жалость вредна. Я вспомнил первые свои опросы на улице. Если бы меня тогда Марина Борисовна пожалела, результата бы не было.


В.Д.:

Есть само чувство жалости, и оно живет, и само по себе как-то действует, если я даже ничего не делаю. Может руководить или не руководить поступками, а просто проявиться внутренне и сказать: да, сейчас я жалею. И после этого я могу принять решение, как действовать. Это уже не жалость, это уже поступок, поддержка. Я все-таки хочу вернуться к сочувствию. Сочувствие для меня это не жалость. Сочувствие – это мы вместе чувствуем. Сочувствовать я могу в радости, в горе, в совершенно разных чувствах.


Е.Н.:

Извините, я Вас вынуждена перебить. Хотелось бы так буквально трактовать понятие «со-чувствие», как «со-трудничество», например. По-русски вы не можете сказать: «Какой замечательный у Вас праздник, я Вам так сочувствую». Вы не можете, в соответствии с русской языковой традицией, сочувствовать в радости. Так в языковом мышлении отразилась наша национальная психология. Получается, что мы не готовы сопереживать чужой радости, наблюдаем чужой успех с большим огорчением. Бывает, к несчастью, и так, что некоторые люди, испытывая сочувствие и жалость, думают, а мне все-таки лучше, чем этому человеку. Поэтому слезы лить с другим человеком оказывается гораздо легче, чем от души порадоваться чужим достижениям.


Фотограф:

Не всех можно жалеть. Ребенка, например, родителям жалеть нельзя, потому что он должен быть готов к трудностям, ведь жизнь его не пожалеет.


Мария О., 24 года:

Если ребенка не жалели в детстве, как же он сможет жалеть других?


Дмитрий П., 22 года:

Если говорить о сочувствии, когда еще примешивается зависть и злорадство, это уже не сочувствие. Сочувствие – это когда человек чувствует то же самое, что и другой.


Андрей О., 33 года:

Я тоже хочу поддержать Вячеслава. Я умею сочувствовать чужой радости.


Е.Н.:

Прекрасно, но называйте это по-другому. Тогда это называется «радуюсь вместе с Вами». А слово «сочувствие» здесь, как это ни жаль, не уместно.


В.Д.:

Сопереживать – это уже действие. Сочувствие – это внутреннее, это чувство. Оно нужно, чтобы понять другого человека. Потому что понимание разумом – это самый субъективный процесс. Нет ничего более субъективного, чем понимание. А это значит, что нужны какие-то более важные зацепки, чтобы можно было более точно понять, что нам говорит другой человек. В этом нам помогают чувства. Без чувств нам его понять невозможно. Мы можем просто сказать «я тебя понимаю». Но если я это чувство не испытал, то это ложь. Мы можем просто попасть и угадать, но это бывает редко. Если я почувствовал симпатию, я начинаю понимать этого человека. Неважно, какое это чувство. Главное, чтобы чувство совпало. Человеку действительно важно, чтобы его поняли, пожалели.


Мама Саши:

Понять – не значит пожалеть человека. Это можно и без жалости сделать.


Мария О., 24 года:

Я хотела бы привести цитату про связь сочувствия и жалости: «Бог придумал сочувствие, чтобы даровать жизнь. Падший придумал жалость, чтобы жизнь отнимать».


Давид Г., 11 лет:

Я думаю, нельзя не замечать боль другого. Первая помощь человеку – это сочувствие. Например, если у человека есть недостаток, некоторые люди его унижают, смеются и радуются. Радуются тому, что у человека есть недостаток. Этому нельзя радоваться! Надо его жалеть и сочувствовать ему, а не смеяться над го недостатками. Когда я заикался, все дети в классе надо мной смеялись. Конечно, мне не было приятно. А некоторые дети меня понимали и сочувствовали мне. Я думаю, нельзя быть безжалостным.


Мария О., 24 года:

Здесь не раз звучало мнение, что жалость унижает. Я хотела бы сказать, что, наверное, не жалость унижает, а то, как человек это воспринимает. Ведь оттого, что человека назвали дураком, он дураком не станет.


Елена Р., 23 года:

Если человеку все время говорить, что он дурак, он им и станет. Еще я считаю, что старики и дети – это отдельная категория. И нельзя сравнивать жалость к детям и к уже состоявшимся взрослым.


Наталья С., 35 лет:

А вы не согласны с тем, что человек имеет, то он и заслуживает? Если он это заслужил, зачем же его жалеть?


Юлия Л., 20 лет:

Не все так однозначно. Бывает ряд событий, которые не позволяют что-то изменить. Я бы не стала так категорично говорить. Лично у меня как раз нет жалости. Школа была самое ужасное время моей жизни. Но я очень благодарна этим людям, в своем роде они меня поддерживали, не давали расслабиться, понять, что я с дефектом. Именно сейчас я понимаю, что все это меня только усилило. Естественная жалость должна быть.


Мария Е., 24 года:

Было ли у вас чувство отчаяния, например из-за речи, когда Вам казалось, что жизнь кончается и продолжаться уже не может?


Юлия Л., 20 лет:

Из-за такой мелочи…даже не подумала бы. Мне было очень больно. Но теперь я точно понимаю, что это такая мелочь. Обижаться просто несерьезно.


Давид Г., 11 лет:

Вот мой друг один сказал: «Если меня никто не будет жалеть, я тоже никого не буду жалеть». Это значит, что он чем-то обижен с детства. То же самое про злых людей и добрых. Добрых людей все жалеют, а злых нет. Я думаю, злых людей тоже надо понимать. Все-таки я думаю, если человек злой, то это его проклятие и беда.


Глеб Г., 28 лет:

Как сказал Эйнштейн, «Все в мире относительно». Я знаю довод «за», я знаю довод «против». Чтобы достичь гармонии, нужно познать баланс. Примеров в моей практике теперь больше. Я знаю другие оттенки. Когда я вижу больного ДЦП, у меня наворачиваются слезы. Но когда я слышу, что застрелили киллера, жалости нет. На его руках кровь других людей.


Евгений К., 18 лет:

Я согласен. Сложно решить между этим и тем. Большой вопрос. Но мое мнение: все же чаша весов немного перевешивает на сторону жалости.


Давид Г., 11 лет:

Мы с мамой сегодня, когда шли сюда, увидели парализованного человека. У него не было ног. Когда я на него посмотрел, мне захотелось плакать. Мое сердце сжалось.


В.Д.:

На мой взгляд, если есть такое чувство, это уже результат. Если его нет, это тоже результат.


Е.Н.

Если у нас вырастут такие граждане, как Давид, то у нас в правовом государстве и социальная политика будет такова, что и старики будут присмотрены, и дети малые не будут страдать. А все матери будут воспитывать своих детей в достойных условиях. И если мы будем развивать в себе такое сочувствие, естественное, детское, нормальное, то тогда мы будем больше уважать в себе людей, мы будем больше люди, чем, может быть, есть сейчас.


В.Д.:

Я пробовал входить в разные психические состояния, и в чувство жалости тоже. И оно вызывало во мне другие чувства: злость, например. Я почувствовал, что я живой, я действительно могу справляться с этими чувствами. Важно испытывать настоящие чувства, пробовать усиливать, пробовать доводить до ярости, потому что тогда и жизнь становится яркой. Чем ярче мы будем проявлять эти чувства, тем легче нас будет понять, ведь мы не закрытая система, в которую трудно заглянуть. Я отдельно от себя хочу поблагодарить Давида. У меня возникло чувство, что я побывал рядом с каким-то большим человеком. Я думаю: то, что нас сейчас наполняет после нашего эмоционального обсуждения, начнет внутри само по себе жить, и через какое-то время, возможно, наши позиции станут богаче.



Лучшим оратором диспута была признана Мария О. Также были отмечены выступления Давида Г., Андрея О.,33 года, Андрея О.,25 лет и Дмитрия П.



Запишитесь на консультацию
и мы ответим на все интересующие Вас вопросы
Записаться на консультацию

Заказ звонка