г. Москва, ул.Грекова, д.11

Речевой центр «Арлилия» специализируется на коррекции речи заикающихся взрослых и детей по методике профессора Л.З. Арутюнян

Запись на прием:
+7 (926) 220-73-73

Для учеников центра:
+7 (495) 785-91-70

youtube
vkontakte

Жить без заикания. С детства!

Главная / Результаты и Отзывы / Отзывы об «Арлилии» / Выдержки из дневников наших учеников / Виктор, 34 года, Казахстан

Виктор, 34 года, Казахстан

О заикании

По рассказам родных, заикаться начал года в 3-4. Непосредственной причиной явился либо стук соседки снизу по батарее (это, пожалуй, одно из немногих, если не единственное воспоминание, сохранившееся у меня о том возрасте), либо соседская собака. Эти события произошли на фоне других заболеваний – кишечное отравление, инфекционный паротит, с которым я лежал в больнице, где мазали горло раствором Люголя (еще одно очень яркое воспоминание из детства). Родители первое время считали, что пройдет само. Позже перевели в специальную логопедическую группу детского сада.

Заикающимся себя осознал в школе. Из-за заикания о школе вспоминаю с ужасом. Сначала учителя еще заставляли отвечать устно, в старших классах отвечал только письменно. Еще надо было называть вслух полученные оценки за контрольные работы и сочинения. Этого всегда ждал с сильным страхом. Однако все учителя и дети в школе всегда относились с пониманием, никогда не смеялись; учителя стремились всячески помочь.

В это время проблемой являлось ответить на телефонный звонок (не говоря уже о том, чтобы позвонить самому), сходить в магазин, даже прийти в гости к другу (могли открыть его родители, и тогда пришлось бы с ними говорить). Во время учебы в школе состоял на учете в областном психоневродиспансере. Вызывали раза 2 в год, прописывали успокоительное (мидокалм), физиопроцедуры (воротник по Щербаку, электросон). Ходил на занятия к логопеду, где учили говорить по слогам; еще какие-то упражнения с мячом. Лежал в больнице в неврологическом отделении. Тоже очень неприятные воспоминания – одиночество, незнакомая обстановка, оторванность от родных (это было лет в 10-11-12). К тому же в палате лежали дети с самыми разными диагнозами. Один мальчик, у которого была водянка мозга, постоянно стонал, его рвало. А однажды, вернувшись в больницу после выходных (на выходные отпускали домой), оказалось, что он умер.

Насколько я помню все это лечение не приносило сколь – либо значимого результата.

Параллельно родители искали все возможные другие методы лечения: иглоукалывание, гипносон, знахари, методика Стрельниковой. Однако, к сожалению, с тем же результатом.

Потом в институте проблема продолжала оставаться довольно острой. Устно отвечал, но старался избегать этого. Хотя в целом по сравнению со школой ситуация улучшилась. Отвечать на телефонные звонки стало несколько легче. Ближе к концу учебы лечился у психотерапевта. Групповые и индивидуальные занятия сочетались с медикаментозным лечением (диазепам, антиэлипсин). Речь значительно улучшилась, но ненадолго, к тому же были побочные эффекты – сонливость, невозможность «полностью», широко зевнуть… Каждый семинар, экзамен, защита лабораторной работы, курсового проекта сопровождался кроме естественного стресса, и гораздо более сильным стрессом, вызванным страхом речи.

После окончания института и устройства на работу количество таких стрессогенных ситуаций значительно уменьшилось. Несколько лет спустя я стал жить отдельно от родителей и постепенно научился существовать самостоятельно с заиканием. Но даже и на бытовом уровне все еще остаются проблемы, например, позвонить кому-нибудь незнакомому, вызвать такси по телефону, купить некоторые вещи или продукты со «сложными» названиями не в супермаркете.

По работе хоть и не очень часто, но приходится контактировать с людьми, иногда с незнакомыми. Это также вызывает напряжение и страх.

Несколько лет назад я лечился в еще одном психотерапевтическом Центре, где применялся метод холотропного дыхания наряду с групповой психотерапией. Однако это тоже не принесло ощутимых результатов.

Последняя попытка исправить речь – год назад BreathMaker. Сначала эффект был довольно сильный. Я мог звонить незнакомым людям, речь стала гораздо более богатой, образной, выразительной. Все это продолжалось около 1 месяца, и потом заикание вернулось в прежнем объеме, хотя я продолжал регулярно заниматься. После 7 месяцев таких безрезультатных занятий я прекратил заниматься.

Через 2 месяца после этого я нашел в Интернете подробную информацию о методе Л.З. Арутюнян.

Я считаю, что все предыдущие попытки исправить заикание провалились из-за того, что методы не были направлены на устранение причины. В раннем школьном возрасте, кроме того, мешал недостаток мотивированности, лень, низкая степень осознания проблем.

В настоящее время я вижу, что заикание является препятствием во многих сферах жизни:

1. Отношения с людьми. Развилась социофобия, которая не дает выстраивать отношения с людьми так, как бы мне этого хотелось и как, я знаю, я смог бы, если бы не было заикания, а именно:

а) не удается поддерживать и выстраивать долговременные отношения, которые могли бы привести к созданию семьи,

б) не получается налаживать доверительные отношения с людьми, следствием чего является очень маленький круг общения,

в) нехватка общения как такового.

2. Развитие и реализация, самореализация:

а) ограничение в выборе работы, огромные сложности при смене работы, а тем более при смене сферы деятельности,

б) большие сложности в получении образования,

в) сложности в реализации интересов, относящихся к «хобби».

3. Вопросы, относящиеся к повседневной жизни в социуме:

а) затруднения в выполнении целого набора действий: позвонить врачу; вызвать такси; в магазине; в госучреждениях и т.д.

Большое значение имеет фактор времени. Годы идут один за другим, жизнь таким образом проходит не так, как мне хотелось бы, а так, как я вынужден из-за заикания.

Устранить заикание хочу, чтобы ушло препятствие на пути к тем действиям, которые хотел бы выполнить. Чтобы максимально полно реализовать, воплотить в жизнь те возможности, таланты, знания, которые у меня имеются, чтобы расширить спектр этих возможностей.

О себе

Я вижу себя человеком довольно противоречивым, нецельным, двойственным. Склонен к перфекционизму – пожизненный отличник. Все стараюсь сделать слишком хорошо, думаю, из-за страха допустить ошибку. При этом довольно ленивый; волевая компонента развита недостаточно. Люблю все откладывать до последнего. Хотя в последнее время взялся за это, и немного получается. Ответственности избегать не люблю. Но при этом в характере присутствует большая доля идеализма и инфантилизма. Правда, не разобрался еще насколько это плохо или хорошо, и хочу ли в этом направлении что-нибудь изменить.

Наиболее сильно противоречия выражены между интеллектуальным, умственным осознанием, убеждениями и невоплощением их в жизнь. То есть я понимаю и хочу быть открытым, воспринимать людей вокруг как равных, но при этом в жизни мало друзей, и в общении я часто скатываюсь либо к позиции снизу, вверх либо сверху вниз. С одной стороны, мне кажется, что я люблю людей, но с другой часто поступаю как эгоист. Довольно замкнут, сложно находить контакт с людьми. Заниженная самооценка с одной стороны, но при этом иногда склонен считать себя гораздо лучше окружающих: умнее, добрее, за что потом бывает стыдно.

В то же время я умею быть хорошим слушателем, стараюсь понимать и принимать людей. Умею быть решительным, порою даже безрассудно, чрезмерно, но чаще осторожен и осмотрителен.

Весьма чувствителен, даже чрезмерно эмоционален, однако, плохо умею проявлять свои эмоции и сдерживать, управлять ими, поэтому чаще всего они просто бурлят внутри.

Хоть с нынешней работой инженера справляюсь очень хорошо (у меня 2 человека в подчинении). Но чувствую, что способен на большее. И надоело работать с мертвым железом. Не устраивает нынешняя сфера деятельности: электроника, электричество.

Интересы лежат в сфере самореализации, в первую очередь на духовном уровне. Увлекаюсь восточной философией. Но опять же проблемы с воплощением хороших идей в жизнь. Мне нравится путешествовать. Хотелось бы объехать много разных стран. Чувствую, что готов к тому, чтобы создать семью (в смысле готов принять ту ответственность, которую это налагает).

Довольно любопытен и любознателен, хотелось бы продолжить образование. Нравится заниматься изучением языков.

К материальному в жизни отношусь как к средству, но не цели. Возможно, даже излишне принижаю его значение. В друзьях ценю верность, открытость, искренность.

Люблю смотреть хорошее кино (интеллектуальное, «альтернативное»), читать книги, слушать музыку (тоже хорошую, непопулярную).

Люблю проводить время на природе. Но редко получается.

Люблю удивляться. В частности, одно время занимался фотографией, думаю возобновить это увлечение.

Если я не осветил какие-либо моменты, буду рад дополнить дневник.

Еще вспомнил важное:

Склонен «делать хорошую мину при плохой игре». Лгать больше даже себе, из якобы благих побуждений: не огорчить, не разочаровать значимых людей, и прочая чушь.

О характере взаимоотношений с окружающими. Ситуации из прошлого. Трудные ситуации.

Заикание в общении с окружающими мешает не столько само по себе, сколько мешают напряжение, страх, им вызываемые. Даже когда не нужно разговаривать, я могу почувствовать внутри это напряжение при встрече с людьми.

Я очень пассивен в общении. Завожу разговор первым, вступаю в разговор с трудом, особенно в группах больше 3-4 человек, в незнакомых ситуациях, с незнакомыми людьми.

Фразы короткие, предложения часто упрощены до предела. Поиски синонимов. Постоянное использование слов-паразитов: ну, значит, вот.

Ситуации из прошлого, которые вызвали наибольшую трудность и сильнее всего врезались в память:

1) Школа. Воспоминание о школе как о ночном кошмаре: ожидание устных ответов, ужас предстоящего процесса называния оценок всеми учениками, чтобы учительница занесла их в журнал. Как назло, цифры 5 и 4 начинаются с трудных букв, впрочем, как и 3, но эту оценку я получал крайне редко.

2) Однажды нужно было сходить к однокласснику домой за учебником. Так полчаса стоял перед дверью, ходил по лестничной площадке, пока он сам не заметил мня в глазок и не открыл. Острое чувство стыда и отчаяния.

3) В магазинах – в те годы постоянно. Поэтому старался туда не ходить или покупать то, что легко назвать.

4) Телефон был просто кошмаром. Сейчас отвечать на звонки гораздо проще, почти не волнуюсь, а вот самому звонить еще очень сложно.

5) Учеба в институте. Было легче, чем в школе, но все равно, любой экзамен, любой семинар был огромной проблемой.

6) Медкомиссии профилактические, особенно окулист, где приходилось даже вместо букв использовать ту часть таблицы, где символы

7) Еще один случай запомнился. Учился на 2-ом курсе института. Утром в воскресенье дома были только отец и я. Отцу стало плохо с сердцем. А я не смог вызвать «скорую». Попытался, но там не стали долго слушать и бросили трубку. Спасибо соседям, они вызвали.

8) На работе использование телефона вызывает стресс, хоть я и делаю это регулярно. Однако сдавать кабинет на сигнализацию не получается, приходится просить коллег. (для этого нужно позвонить на пульт охраны и назвать код – раньше было 34-9, теперь 12-6). Иногда приходилось делать это самому, но с огромным трудом, сильными запинками и напряжением.

Трудные ситуации:

1) формальная обстановка (невозможность использования уловок),

2) новая ситуация, незнакомые люди (хотя иногда в такой ситуации даже легче – люди не знают о заикании и не ожидают того, что я буду заикаться),

3) звонки по телефону,

4) значимые ситуации, люди – экзамены, собеседование. Люди в моих глазах обладающие большим авторитетом; значимые для меня.

1-ый день занятий

Огромный эмоциональный подъем. Вместе с тем большое напряжение – новые люди, новые ситуации, неизвестно, что ждет впереди.

Неожиданное открытие – оказывается сидеть на стуле перед группой и заикаться гораздо легче, чем смотреть на то, как это делают другие. После этого чувствовал себя в эмоциональном плане как выжатый лимон.

Зато потом упражнения на расслабление действительно расслабили так, что потянуло в сон. Только в упражнение на расслабление лица хочется добавить напряжение и расслабление крыльев носа. Они у меня в состоянии стресса как бы стремятся сомкнуться, закрыв дыхание через нос. Наверно это что-то очень древнее, когда предки людей жили под водой.

Щелинка – это здорово, очень помогает расслаблять весь артикуляционный аппарат. Не забывать делать всегда, когда возможно!!!

Прошел вечером полпути до гостиницы пешком. Впрочем, это для меня несложно, я люблю ходить. Хотя сегодня это заняло около часа. Если не больше.

Однако делал упражнения на расслабление по пути на ходу (как уж вышло) и в гостинице сидя и стоя.

Сделал несколько раз упражнение «пианино». Утром делать еще!!!

Можно сказать, что первый день прошел на 200%. Центр, занятие, люди – все супер.

Огромное чувство благодарности и уважение Марине Борисовне.

Одногруппники – все очень смелые люди, надеюсь, у всех у нас все получится.

Что значит быть открытым

 

Восточная притча: сожми руку в кулак, и у тебя в ладони будет только то, что поместилось в кулаке. Разожми кулак, и у тебя на ладони окажется весь мир.

Состояние открытости – естественное состояние человека и вообще всего живого. Замыкаясь, окостеневая, человек останавливает обмен с окружающим его пространством, людьми; обмен энергией, знаниями, эмоциями. Тогда жизнь прекращается.

Замкнутость, статичность – свойство камня.

Оставаться открытым – не значит сделать себя уязвимым. Открытость означает свободно впускать и выпускать.

Притча: В одном селении Будду встретили цветами и фруктами. Он сказал «спасибо» и пошел дальше. В другом селении его осыпали проклятиями. Он сказал «спасибо» и пошел своей дорогой. Удивленные ученики спросили, за что он благодарил проклинающих его. Он ответил: «Мне не нужны были ни фрукты, ни проклятья».

Здесь и вопрос эмоций. Эмоции – конь, впряженный в повозку, которой управляет возница. Если их не держать в узде (как у меня бывает при заикании), конь понесет, и вся повозка угодит в пропасть.

Все в мире является частичками одного организма, одной вселенной. Поэтому только через открытость, сотрудничество, соучастие может быть достигнуто благополучие Вселенной в целом и каждого человека в отдельности.

Применительно к заиканию.

Попытка скрыть дефект является разновидностью лжи, лжи прежде всего самому себе, поскольку, очевидно, что даже если избежать запинок и удастся, то выглядеть при этом естественно, говорить свободно, то, что хочешь, все равно не получается. Огромное напряжение внутри, сопровождающее такую речь, прекрасно чувствуется собеседником. Кроме того, окружающие, конечно, не заслуживают того, чтобы им лгали. За всю жизнь с заиканием я не могу вспомнить, чтобы из-за заикания ко мне относились плохо: смеялись, унижали, дразнили. Наоборот, в большинстве случаев люди пытаются помочь. Каждый человек несет в себе божественную искру, по сути является Богом, или Буддой, только иногда они не помнят этого. Поэтому отгораживаться от людей, лгать им означает лгать и отворачиваться от Будды, а, в конечном счете, от самого себя. Это значит отрицать существование огромной части этого мира.

Однако, как воплотить эти мысли в жизнь? Последовательно, шаг за шагом, когда встает вопрос выбора; выбирать всякий раз открытость, сознательно идти на то, чтобы не прикладывать никаких усилий, не делать никаких попыток замаскировать заикание, так как это получилось сделать на стуле, хоть и частично, не до конца. Не останавливаться.

2-ой день занятий

Сначала было довольно сильное напряжение. Не столько из-за дневников, а вообще. Не совсем понял причину. Может неизвестность? Что будет дальше? Но после упражнений на расслабление как рукой сняло.

Когда было предложено упражнение с записками и упражнение – пробежаться прыжками по улице, с трудом представлял, как это сделаю. Однако после всех сегодняшних занятий – и риторика, и телеска, наоборот стало казаться, что эти упражнения не такие уж и сложные. Трудно было перед самым выполнением упражнения. Но стоит сделать небольшое усилие, «отключив» сомневающийся ум, и с головой окунуться в пробежку, как все оказывается настолько легко и просто, что, думаю, мог бы бегать так по Проспекту Мира еще долго, если бы не усталость после занятий.

Действительно, окружающие люди как бы отходят на второй план. Нет необходимости постоянно учитывать их мнение, и думать, что они подумают о тебе. Удивительное ощущение свободы подарило это упражнение. То, что оно выполнялось всей группой – с одной стороны, легче, но с другой стороны – окружающие уж точно заметили и обратили внимание. Но это было совершенно не важно.

Упражнение с записками

Само по себе не вызвало никаких сложностей, абсолютно не было характерного волнения при общении. В общей сложности вышло 11-12 записок, и можно было продолжать. Поначалу, в эйфории стал спрашивать записками прямо у метро (спрашивал дорогу на ВДНХ), некоторые отворачивались, но большинство показали и рассказали. В одном случае даже проводили до метро!

В магазинах и ларьках (2-3 записки) показалось слишком просто. Там продавцы никуда не денутся и вынуждены прочитать записку. Однако, не вполне доволен тем, что мне не всегда удавалось правильно расслабиться. В 2-3 случаях даже забыл об этом. Уверенная походка, кажется, получалась. Сложнее всего было расслабить гортань и корень языка. В большинстве случаев не получилось полностью расслабить эту область.

Потом уже вечером решил проверить, не явилась ли та легкость, с которой удавалось спрашивать записками, результатом эйфории после занятий. Вышел из гостиницы и пообщался таким образом с еще 2-3 людьми. Внутреннее состояние не изменилось, страха не было, даже удалось больше внимания уделить расслаблению и походке. В первые 3-4 раза чувствовал, что смотрел на людей снизу вверх. Потом старался следить за этим.

Упражнение по ловле улыбок

Результат меня совершенно не устроил. Не удалось поймать ни одной улыбки. Три человека отвернулись. Я думаю, оттого, что я недостаточно расслабился, да к тому же стоял (не было свободных мест). Надо было поездить в метро, я думаю, а не на троллейбусе.

Для меня это упражнение оказалось самым сложным из трех. Не уверен, что взгляд получался достаточно открытым. Потом, идя по улице, практиковал открытый взгляд и расслабленную уверенную походку на прохожих, стараясь, чтобы с каждым новым встречным эта расслабленность возрастала.

Поймал себя на том, что шепотом перечитывал только что написанное предложение. Надо усилить контроль за молчанием!!!

Вспомнил, что всегда хотелось покричать, поорать совершенно нечленораздельно. Сегодня такая возможность представилась. Очень хорошие ощущения после этого – расслабленность, раскрепощенность речевого аппарата.

Сделал упражнения на расслабление. Пришел к выводу, что наиболее зажатые области – гортань, живот и ноги. Последние две зоны расслабляются нормально, а гортань не очень. Попробовал напрягать ее во время упражнений на расслабление вместе с челюстью, чтобы после она расслабилась. Сделал «пианино».

3-ий день занятий

Утром по пути на занятие посдавал экзамен: расслабление + взгляд + пианино, что забыл сделать накануне. Потом еще проскакал по дорожке от метро. Это было несложно.

Потом на занятиях очень много новой и очень полезной информации, новые интересные, бросающие вызов упражнения.

Очень радует то, что группа становится все сплоченней, что мы все лучше узнаем друг друга.

Все больше понимаю, что по-настоящему научиться чему-то, даже казалось бы простым вещам, можно только от человека. В этой области книги бессильны.

Не знаю, почему в первый момент «Эге-гей» мне показалось сложным? Надо бы уже привыкнуть к простому рецепту: «Просто делать». И на практике все оказалось очень легко, хоть из окна, хоть у метро.

20 записок не составило труда раздать, потом уже не считал. Несколько смущает высокий процент отказов среди встречных, идущих прохожих (примерно половина). Со стоящими проблем нет, они, видимо, не решаются игнорировать. Однако, отрицательных эмоций отказы не вызывают, только удивление.

Удавалось лучше отслеживать расслабленность, походку, чувствовать себя на равных в больших случаях, чем в предыдущий день.

Режим молчания удалось удерживать, хотя подозреваю, что один раз вместе с мимикой проскочила и артикуляция: «А».

Практиковал в транспорте упражнение: «Ловить улыбку», хоть и без особой надежды. И вдруг УРА!!! Одна девушка с маленьким ребенком улыбнулась в ответ!!! Настолько не ожидал, что забыл послать глазами «Спасибо», так что потом пришлось опять восстанавливать зрительный контакт. Очень это обрадовало и вдохновило.

Потом поездил еще и проделал упражнение «Пить спокойствие».

Придя в гостиницу, сделал одно неприятное упражнение Просто потому что очень не хотелось его делать. В общем, выпил стакан воды и – в ванную. Не буду вдаваться в подробности, скажу только, что на голодный желудок это оказалось не так противно. И, а! Это действительно работает; здорово расслабляется горло!

Сделал упражнение на расслабление. После этого – телефонные звонки, 10 раз сидя и 5 – стоя. Поначалу «ёкало под ложечкой», напрягались плечи, и хотелось совершить вдох. Постепенно это прошло.

Сделал «Пианино» и «Пальчики пьют спокойствие».

Поронял челюсть перед зеркалом.

Огромное спасибо Маше. Ее пример вдохновляет. Стоять рядом с ней и слушать, как она медленно разговаривает с людьми, было несложно.

Дописано утром следующего дня:

Ночью видел страшный сон – я нарушил режим молчания и «выпалил» что-то в ответ на вопрос. Проснувшись и поняв, что это всего лишь сон, с облегчением уснул опять.

4-ый день занятий

По пути на группу утром посдавал экзамен в троллейбусе, сидя. Однако, когда сидел на стуле уже на экзамене на группе, не смог справиться с эмоциями: тело вроде и расслаблено, но сердце колотится. Как бы и его расслаблять немного? Также потом и со звуками: когда все внимание было на мне – голос не звучал. После группы Марина Борисовна показала, в чем были мои ошибки, и стало получаться. Еще, кажется, не хватало расслабления. И понял, что высоко слишком запрокидывал голову.

Очень комфортно чувствовал себя после занятия Вячеслава Дмитриевича. Хотелось еще продолжать. Замечательно, что будет занятие в субботу.

Опять не ощутил никакого смущения и беспокойства, стоя рядом с Леной, когда она задавала вопросы. Огромное ей спасибо. Еще она указала на ошибку, которую я совершал, подавая записки. Сначала нужно обязательно установить зрительный контакт с человеком и останавливать его глазами. У нее это очень хорошо получается! И еще я понял вторую ошибку – слишком мало достоинства. Стоило уделить больше внимания этим двум моментам, и дела пошли лучше. Степень расслабленности тоже увеличилась.

По пути от Алексеевской на ВДНХ раздавал записки. Люди, несмотря на плохую погоду, останавливались, подробно отвечали на вопрос. Один раз даже на английском. Я показал записку с объяснением, и ответили по-русски.

Потом еще поездил в метро, посдавал экзамен. Охота за улыбками сегодня была безрезультатной.

Вечером – упражнения на расслабление и новые звуковые упражнения.

Прослушивание телефона уже не вызывает никаких эмоций, тело полностью расслаблено.

Под вечер немного была напряжена челюсть, поделал упражнения для ее расслабления.

Потрясающие впечатления от выступления у метро. Все мелочи, что роились в голове утром, сразу исчезли. Сначала было страшно, даже очень, но с каждым новым звуком привыкаешь, и страх постепенно уходит.

Потом уже в магазине это было гораздо проще. Огромное спасибо всем, без поддержки группы сделать это было бы гораздо тяжелее. Для себя отметил, что надо не забывать «опадать» с каждым звуком. Как только забывал, голос сразу становился поверхностным, слабым.

5-ый день занятий

Когда после занятий пошли с Олегом и Евгением петь в метро и по магазинам, то эмоций уже было намного меньше, чем утром. Сначала встали на то же место в метро.

Ну, думаю, сейчас выгонят. И точно, только начали, как появляется та самая сотрудник милиции и начинает просить выйти. Я уж было собрался повернуться и уйти.

Олег стал так спокойно, внятно говорить с ней; убеждать ее; остальные члены группы тоже привели свои аргументы, но, конечно, на записках. В результате строгий сотрудник милиции ушла, взяв с нас обещание, что мы не задержимся надолго.

По-моему, это был замечательный пример того, что медленная речь во многих, и в частности конфликтных ситуациях, может являться большим преимуществом. У спорщика автоматически снижается «градус психа».

Как обычно прошелся пешком до метро ВДНХ. Записки раздавал на улице, в кафе. Сконцентрировался на том, чтобы сделать это с достоинством, но пару раз забыл про расслабление. Потом старался держать оба этих момента в памяти.

В транспорте отрабатывал «Пить спокойствие» стоя.

Вечером сделал несколько упражнений на расслабление. В голосовых упражнениях основное внимание уделял двум вещам, которые у меня еще плохо получаются: взгляд, чтобы он оставался открытым, нерасфокусировался, чтобы глаза не закрывались; и второе, звук «О». Еще не всегда вспоминаю про эталоны.

Режим молчания – 100%.

Утром попел слоги стоя. Обнаружил, что часто пытаюсь закинуть голову назад, как бы открывая верхнюю челюсть, вместо того, чтобы опускать нижнюю. Звук в этом случае получается хуже.

6-ой день занятий

Шестой день выдался таким же насыщенным, как и остальные. Новый материал, новые задания. Однако уже складывается в голове общая схема – последовательность действий. Спасибо Коле за его рисунки. Теперь нужно отрабатывать и отрабатывать каждый элемент. Чувствую, что мне до автоматизма еще очень далеко. Завтра воскресенье, надеюсь все время уделить упражнениям и тренировкам.

Опять здорово помогают ребята из предыдущих групп. Маша очень внимательно наблюдала за нашими действиями, замечала ошибки, останавливала для нас людей. От нее буквально веет уверенностью и спокойствием.

На улице было тренироваться холодновато. Непонятно, то ли челюсть напряжена, то ли просто замерзла. А вот в метро дела пошли лучше. Но одно дело, когда мы все вместе и к тому же под чутким руководством Маши, а другое дело – одному. Завтра – надо будет поездить в метро, попеть.

После танцев Вячеслава Дмитриевича приятная усталость и расслабленность. Причем замечательно не только то, что сбрасывается напряжение в теле, но и уходят ненужные мысли, переживания, сомнения, страхи.

На воскресенье запланировал много, однако, всего, что планировал, не сделал. Поездил в метро, на эскалаторах – попел гласные и ряды гласных. Люди заняты своими делами и им по большому счету все равно, что происходит вокруг. А в метро к тому же довольно шумно.

Стал писать записки толстым маркером и стал в точности следовать советам кого-то из ребят, кажется, Лены, установить зрительный контакт, снизить скорость и за 1-2 м. остановиться. Стало меньше отказов. А может это еще оттого, что многие записки содержали вопросы, которые я действительно хотел спросить.

Чувствую некое эмоциональное отупение. Такой насыщенной эмоциональной недели, наверно, в жизни у меня еще не было, а если и были, то очень немного. Из-за этого и дневник под конец недели становился все короче и короче. Но такое общее снижение остроты эмоций мне нравится.

Очень хочется побольше отрабатывать упражнения, тренировать звуки, руку. Жалко, что в сутках всего 24 часа. Однако сном стараюсь не жертвовать. Попрорабатывал перед зеркалом гласные звуки. Понял, что неправильно произносил «О», боялся широко открывать рот. Теперь стало лучше получаться. Сделал упражнения на расслабление, пропел гласные, ряды гласных, слоги. Немного – слоги со стечением согласных.

Впечатления от первых слов

Очень радостный момент. Наконец-то первые слова. Действительно заново учимся говорить. И эта новая речь – плавная медленная – гораздо более красива, чем старая.

Волнения практически не было. Все внимание было сконцентрировано на технической стороне – все сделать правильно: взгляд, щелинка, рука, голос, эталон. Подумать о чем-то еще просто времени не оставалось. Не всегда достаточно широко открывался рот для «А». Акцент часто выходил слишком коротким.

Технику надо еще отрабатывать.

Понедельник, 24 марта (7-ой день)

Это был очень важный день. Мы сказали первые слова. С одной стороны очень радостно, но с другой понимаешь, какой объем работы еще предстоит, чтобы научиться соединять отдельные слова в фразы, расставлять акценты и чтобы всем этим управляла рука.

Когда ходили по улицам и говорили людям «Здравствуйте», удавалось контролировать движения руки. И потом после занятий по пути в гостиницу тоже. Но в двух ситуациях, когда это «здравствуйте» было нужно на самом деле – портье в гостинице и в еще одном случае – с ужасом заметил, что произнес его быстрее, чем нужно, и рука не вела за собой слоги, а догоняла их.

В гостинице отрабатывал перед зеркалом звуки и слоги. Потом ряды гласных и слогов без акцента и с акцентом по букварю Жуковой.

Еще раз перечитал впечатления членов группы о моем пении. Большое спасибо всем за искренние отзывы. Мне показалось, что очень точно в этом проявились некоторые черты, от которых я хотел бы избавиться – излишне серьезное отношение к жизни, эгоцентричность и ненужное сосредоточние внимания на себе самом, неумение находить контакт с людьми. Очень интересное упражнение получилось, я думаю, каждый нашел что-то полезное в нем.

Какие есть личные способы поднять себе настроение.

 

Во-первых, не смотреть телевизор и не слушать радио!!!

Общение с людьми, близкими по интересам или по духу.

Выехать на природу, просто погулять, походить пешком, другой вид физической активности.

Посмотреть хороший фильм, прочесть книгу, послушать хорошую музыку.

Позаниматься интересным делом – поразбираться с компьютером, сделать что-нибудь интересное по работе, любое другое интересное дело.

Действительно, очень поднимает настроение помощь другим людям, но выделить это в отдельную категорию для себя пока не могу. Очень хотелось бы, чтобы это соединилось в одно целое с категориями «интересное дело» и может быть даже «хобби».

Впечатления от задавания вопросов.

Вопросы позволяют уже общаться с людьми. И хоть прохожие часто также не останавливаются и пугаются, но зато в магазинах везде внимательно и спокойно выслушивают. Но волнение перед вопросом чувствуется, но непонятно, что это за волнение, скорее волнение, чтобы не нарушить какой-либо элемент техники. Хочется попробовать все на практике, хотя и боязно. Большое спасибо Юле, которая очень внимательно следила за нашими вопросами, подсказывала и направляла.

Вторник, 25 марта (8-ой день)

Сегодня на выступлении перед группой чувствовал себя гораздо спокойнее. Связываю это с немного более отработанной техникой, чем в прошлый раз.

Однако, все равно делал ошибки: пропускал пальцы, забывал расслабляться, забывал про щелинку. В общем, сложно назвать тот элемент, который я выполнил бы хотя бы на 70%. Но, тем не менее, чувствую, что прогресс есть. И постепенно прибавляется уверенности. Выступления на публике уже не кажутся немыслимыми. Не очень хорошо еще расслабляется артикуляционный аппарат. Так что еще работать и работать.

Вопросы на улицах мало отличаются от вопросов записками. Так же надо останавливать взглядом, медленной речью все равно не успеешь, да, мне кажется, они и на быструю речь не остановились бы.

Каждый раз очень приятно даже просто слушать речь Екатерины Николаевны. Но и сам предмет безусловно заслуживает особого внимания. Четвертый закон риторики – это что-то удивительное. Действительно, в какой еще науке удовольствие возведено в ранг одного из основных законов!

Очень понравились упражнения на растяжку Вячеслава Дмитриевича. Когда появится возможность, обязательно посмотрю на сайте весь его комплекс.

Большое спасибо Юле за замечания.

Слишком долго пишу дневник. Это одно из проявлений стремления сделать все слишком хорошо, синдром «отличника». Надо будет стараться проще относиться и к этому.

Чувствую острую нехватку времени для отработки техники, звуков. Это меня несколько тревожит. Но, конечно, на следующей неделе времени будет больше.

Утром ходили задавали вопросы. Мы пошли с Юлей и Ириной, но я как-то очень быстро потерялся и поэтому потом ходил один. Задавал вопрос про банкомат. Было очень ветрено и из-за этого плохо слышно. Как-то пришлось повторить вопрос три раза. Меня переспрашивали: «Автомат?», «Фантомас?», пока на третий раз не услышали наконец-то – «Банкомат». Надо работать над увеличением громкости голоса.

Потом старался ходить по боковым улицам, где меньше ветра, не так холодно. Один из тех, кого я спрашивал, оказался сотрудником банка, который шел на работу. Он показал мне здание банка, оказавшееся совсем рядом. Я зашел, снял деньги и немного погрелся. Но, стараясь говорить громче, иногда забывал про технику. Непосредственно перед тем, как подойти к человеку, чувствуется небольшое волнение, но когда начинаю говорить, мысли – про технику, и волноваться некогда.

Среда, 26 марта (9-ый день)

Сегодняшний день прошел в подготовке к завтрашнему экзамену. Марина Борисовна умеет найти такие слова и привести такие примеры, которые западают глубоко в душу. В такие моменты осознаю, что так же сильно, как и от заикания, хотел бы избавиться от этого ненасытного, беспокойного, вечно норовящего закопаться в глубокой норе ЭГО. И, конечно, понимаю, что это может быть реализовано только лишь в действии. Никакие осознания, умствования, интеллектуальные конструкции и выводы здесь не работают. Что для меня в очередной раз продемонстрировало сегодняшнее выступление перед группой. Опять ужасно волновался. И хоть мое представление было, кажется, одним из самых коротких, по ощущениям оно тянулось целую вечность. И ведь уже нельзя оправдать это волнение страхом речи. Это был во многом именно страх оказаться в центре внимания; страх ЭГО, которое боится, что его наконец-то вытащат из глубокой темной норы.

Еще, возможно, эта неуверенность вызвана тем, что пальцы часто не ведут за собой речь, а следуют за ней. Все, кроме большого и того, на который приходится акцент. Как раз в эти моменты, т.е. начало слова и акцент, беспокойства меньше всего. Надо замедлить темп на «мишутках» и следить, чтобы слоги следовали за ними, а не наоборот.

Шире открывать рот! На видеозаписи это очень хорошо было видно.

Отвлеченность и отсутствие зрительного контакта во многом связаны с тем, что все свободное время от непосредственно произнесения звуков уходит на подсчет слогов в следующем отрезке и на какой слог выпадет акцент. То есть еще плохо чувствую акцент, но это, думаю, придет с практикой.

Утром ходил задавать вопросы, стараясь определить, где еще остается напряжение. Показалось, что полностью расслабить не удается диафрагму и живот. Из-за этого голос неглубокий и тихий.

Увидев сотрудника милиции, понял, что у меня есть страх перед людьми в форме. Но он был занят, поэтому пошел искать других. Через квартал заметил сразу двоих. Подошел, задал вопрос. Как я и подозревал, они оказались гораздо внимательнее и вежливее большинства простых людей. Все подробно объяснили и показали. После этого я почувствовал внутри что-то вроде облегчения или освобождения. Очень позитивный опыт получился.

Четверг, 27 марта (10-ый день)

Это был удивительный день. Очень насыщенный. Столько всего за один день. Чувствую, что уже привык к такому ритму жизни. Совершенно не тянет вернуться к прежнему темпу. Я и прежде на работе умирал со скуки. Зато будет много времени для тренировок и упражнений. Но впоследствии вопрос о смене работы, а, может быть, и сферы деятельности, станет актуальным и, главное, совершенно реальным.

Весь день провел в приподнятом настроении. Перед экзаменом сильного волнения не было, скорее концентрированность на текущем моменте. Ну и, конечно, Вячеслав Дмитриевич своим занятием поспособствовал тому, что лишние ненужные мысли вылетели из головы.

Когда перед концертом Марина Борисовна сказала, что нужно будет выйти на сцену и сказать несколько слов, сначала в первый момент стало страшновато, но потом, что удивительно и замечательно, думал не о том, как сказать, а о том, что сказать. И немного беспокоился, что одет несколько неподобающе для такого торжественного случая. Однако «Спасибо» на сцене вышло очень тихим и невнятным.

Ну а сам концерт, конечно, просто прекрасный. Когда каждая строчка, каждая нота прожиты и пережиты, то поет не только голос, но и душа, и это вряд ли может оставить кого-то равнодушным. Огромное спасибо Центру и Марине Борисовне за такой чудесный подарок. И, конечно, огромное спасибо Ирине Астапкиной за ее творчество. После концерта не чувствовалось ни физической, ни эмоциональной усталости, как будто был не вечер очень напряженного дня, а солнечное утро.

Сегодня, когда проделывал утром упражнения, пел ряды гласных, обратил внимание на то, что левая рука хуже синхронизирована с речью и часто норовит отстать от правой руки.

О своих достижениях

 

Главным достижением сегодняшнего дня и выступлений на группе и на экзамене считаю то, что мне удавалось лучше расслабляться. Это, конечно, еще не то состояние полного спокойствия, которое требуется, но уже ближе к нему, чем раньше.

И после выступления на группе я старался целенаправленно вызывать состояние расслабления. Оно пришло не сразу. Потребовалось время. Но я почувствовал, что этим можно и нужно управлять.

Минусы опять все те же: ошибался в пальцах, не всегда эталоны, забывал контролировать щелинку (интересно, сколько раз я ее не сделал?). В общем, вряд ли мне удалось исправить вчерашние ошибки.

Пятница, 28 марта (11-ый день)

Когда Марина Борисовна сказала утром, что сегодня последний день, почувствовал растерянность и некую потерянность. Теперь все придется делать самому.

И еще разрешение говорить тоже оказалось неожиданным. И хочется, и колется. Как-то страшновато. Привык уже и к молчанию, и запискам, и ограниченному количеству вопросов. Поэтому весь день был как бы не в своей тарелке.

Потом электричка. Только там я понял, почему ее оставляют напоследок. Вчерашний экзамен был гораздо проще. К тому же общее состояние было, как я уже упоминал, какое-то неорганизованное, расхлябанное, несколько тревожное. В результате решиться на выступление в электричке было-то нетрудно. Но вот само выступление – просто ужас. Наделал много технических ошибок. Просто море. Очень стыдно. Главное – спешил! Стал сильно ускоряться!!!

Из этих ошибок вынес урок: в какой-то момент выступления, совершая ошибки, ощутил, что когда допускаю нарушения в технике, становится страшно. Теряюсь, уходит спокойствие. То есть стал лучше чувствовать, что именно рука ВЕДЕТ ЗА СОБОЙ РЕЧЬ. Понимал я, конечно, это и раньше. Но так ярко почувствовать удалось впервые. Таким образом: надо добиваться безукоризненной техники и 100% ее использования.

На занятии Екатерины Николаевны (так и хочется написать «уроке») вдруг удивительным образом почувствовал себя опять в школе или институте. Уже больше 10 лет прошло, а как оказывается прочно сидит в голове этот страх, что тебя вызовут к доске. Причем это не страх речи, а какой-то страх невыученного урока, который заставлял вжиматься в парты всех учеников в классе. От такой закомплексованности мне тоже нужно еще освобождаться.

Само занятие очень интересное и полезное. Что-то я знал и раньше, что-то чувствовал, но систематизация и обозначение этих правил общения позволяет использовать их осознанно.

Суббота, 29 марта (12-ый день)

Оказалось, что функция диктофона в сотовом телефоне мало подходит для наших целей, поэтому мы с Юрой и Андреем с утра встретились на станции Багратионовская и пошли на Горбушку. Там можно ходить, кажется, неделю. И очень хороший повод позадавать вопросы. Причем вопросы разные, уточняющие; таким образом, получились диалоги с продавцами. Но набор этих вопросов все равно был ограничен, что позволяло сконцентрироваться на наблюдении за своими действиями и реакциями, чтобы замечать свои ошибки. Конечно, со вчерашней электричкой это не сравнить, расслабляться удавалось лучше. Но все-таки, попрактиковавшись, надеюсь повторить опыт в электричке.

Утро начал с утреннего комплекса упражнений.

К вечеру, тем не менее, скопилось небольшое напряжение, которое исчезло без следа после занятия у Вячеслава Дмитриевича.

Вижу, что все еще забываю про эталоны; надо уделить им больше внимания.

Сделал два звонка по телефону из общественных мест: один из Горбушки. Но там показалось легко – слишком мало народа вокруг. Второй – у выхода из метро ВДНХ. Там народу было много, даже слишком – мало, кто обращал внимание. Завтра попробую из более тихого места, но чтобы люди были и замечали необычную речь.

Во время основного занятия вечером обнаружил, что голос стремится как бы улетать вверх, идет с повышением тона.

Всего один день прошел, а уже скучаю по группе и по занятиям.

Воскресенье, 30 марта

Задумываюсь над проблемами и бедами, даже горем, в которое бывают погружены люди, и становится стыдно за свои страхи, беспокойства, обиды на окружающих. Такими мелкими и незначительными они выглядят. Не помню, кто сказал: «Я горевал о том, что у меня нет ботинок, но только до тех пор, пока не повстречал человека, у которого не было ног…»

Главными препятствиями на этом этапе для себя я вижу лень, жалость к себе. То есть решиться и сделать какое-то одно (или несколько) действий, например, выступить в электричке, оказывается, гораздо проще, чем ежедневная кропотливая работа. Уверен, что эти препятствия не остановят меня.

Ходил задавал вопросы. Старался выбирать собеседников посложнее, пострашнее: женщин среднего возраста с крепко сжатыми губами, воинственным взглядом и озабоченными лицами. Подошел к человеку явно криминальной наружности. Он тоже сбежал, пробурчав что-то невразумительное, хотя до этого стоял!

Потом, продолжая задавать вопросы, наткнулся на заикающегося. Заикался он несильно, смог объяснить, как пройти к станции «Лосиноостровская», однако, как знакомо мне это выражение лица, глаз, и это напряжение, буквально разливающееся вокруг! Объяснил ему, что говорю медленно и исправляю заикание. Он сказал, что тоже заикается. Я предложил ему дать координаты Центра. Он отказался, в его глазах были одновременно заинтересованность, недоверие, страх. Что ж, дело, как говорится, хозяйское.

На вечернем занятии опять замечаю, что голос на акцентах стремится улететь вверх, интонация получается не утвердительная, а ближе к вопросительной. Утром и днем такого не наблюдаю. Может быть сказывается усталость и напряжение? Попробую получше расслабляться перед вечерними занятиями.

Понедельник, 31 марта

Сегодняшний день посвятил решению вопросов, связанных с приездом в Москву на второй микрокурс. Сходил в администрацию гостиницы, отдел бронирования, в банк, походил по турагентствам и авиа кассам.

Девушка в отделе бронирования была очень занята: постоянные телефонные звонки, да и до этого я волновался сильнее обычного, сильнее, чем при вопросах на улице. Еще раз убедился, что в значимых ситуациях недостаточно требователен к себе. Нарушал технику, говорил тихо. Завтра мне опять к ней идти, постараюсь исправиться.

Начал сегодня экспериментировать с диктофоном. К сожалению первые записи не получились – забывал нажимать на кнопку. В банке тоже было волнение, и тоже тихий голос, хотя с техникой, мне показалось, было получше. Потом прошелся по авиа агентствам, и в последних двух получалось уже лучше.

Не устаю поражаться, что волнение, которое возникает, не имеет ничего общего со страхом речи (по крайней мере, сознательно). И теперь все внимание сосредоточено на технике, и на том, что сказать.

Довольно много удалось поговорить в банке. Выспрашивал подробно о банковских картах, условиях получения и т.п. В одном из турагентств получился длинный диалог. Узнавал, как лучше добраться в Москву на следующий микрокурс.

Вечером ехал в автобусе, позвонил Марине Борисовне. Люди вокруг посматривали, но не очень. Хотелось говорить тише, однако это противоречит цели, поэтому старался не снижать громкость.

Утром во вторник сходил в отдел бронирования гостиницы. Перед этим чувствовал страх. Стал его изучать. Понял: это не страх речи, это страх общения, страх контактов с людьми. Видимо это то, во что перерос страх речи за все эти годы. Но что делать - известно. Больше контактов, больше общения. И именно в тех ситуациях, которые вызывают наибольший страх.

Удалось записать разговор на диктофон. Прослушал. Остался недоволен. Опять спешил.

1 апреля

Сегодня ходили с Татьяной и Андреем по ВВЦ. Немного попрактиковались. Останавливали людей; заходили в павильон, разговаривали с продавцами. Здорово, когда кто-то рядом может указать тебе на твои ошибки. У меня были замечены – короткая дорожка и, следовательно, недостаточно медленная речь.

И, как следствие, - Марина Борисовна обратила внимание на слишком сильные согласные, в частности «п». Медленная речь для того и нужна, чтобы успевать отслеживать ВСЕ звуки. Так что – говорить медленнее и обращать особое внимание на согласные.

После занятия с Вячеславом Дмитриевичем – приятное состояние умиротворенности и расслабленности, и ни одной мысли в голове.

Съездил в представительство авиакомпании, чтобы узнать насчет билетов – ехать на второй микрокурс. Там получились два довольно длинных диалога – с разговорчивым и очень любезным охранником – дядькой лет 50 и девушкой-менеджером. Все подробно выспросил – про скидки, весеннюю акцию снижения цен и т.д. Прослушал диктофонную запись этого разговора. Медленнее говорил, чем вчера, но все равно не всегда. Про паузы все еще периодически забываю.

2 апреля

Сегодня был какой-то физически тяжелый день. Похоже на реакцию на смену погоды. Утром походили с Андреем по книжной ярмарке в Олимпийском, позадавали вопросы. Потом я пошел ходить по городу, общаться с населением. Настроение с утра было бодрое, потом сменилось какой-то сонливостью и рассеянностью. В результате я неправильно рассчитал время и опоздал к 3-м часам на занятие Екатерины Николаевны, о чем очень сожалею.

Вечером, помня о том, что в состоянии усталости спать ложиться нельзя, пошел прогуляться. Позвонил Марине Борисовне из Мосмарта. Опять спешил.

Вернувшись, позанимался. Позвонил родственникам в Санкт-Петербург. Но связь была плохая. Они мало что поняли. Но, тем не менее, доволен тем, что не ускорился и продолжал говорить в медленном темпе с паузами. Разговор завершили с помощью СМС. Потом проанализировал диктофонную запись разговора. Паузы все же можно было добавить между некоторыми фразами. И интонация улетающая местами, значит, не хватает расслабления.

Написал примерный текст выступления на экзамене. Поработал над «п» перед зеркалом. Заметил это раздувание щек, когда «п» произношу жестко. Буду стараться отслеживать «п» в речи.

3 апреля

Сегодня утром бродил по Горбушке. Практиковался и заодно выполнил несколько заказов – что-то просто посмотреть, что-то купить. Общение с продавцами проблемы не составляет. Только голос все же тихий. Надо громче.

Впервые столкнулся с такой реакцией людей на медленную речь как нервный смех. Очень интересно понаблюдать. Человек, действительно, понимает, что делает что-то не то, но и удержаться не может. Не могу сказать, что это меня совсем не задело, но все же отреагировал спокойно – договорил так же медленно. Во всех остальных случаях – реагировали как обычно.

Сегодня обратил внимание, что как-то неправильно открываю рот для «о» и «у». Думаю, что:

1. излишне напрягаю губы, складывая их «трубочкой»,

2. недостаточно широко открываю рот.

Проявляется это в дрожании губ на этих звуках. Вечером поработал с этими звуками перед зеркалом, и подобную небольшую дрожь, но меньшей амплитуды, заметил и в этой, совершенно спокойной, обстановке, когда открывал рот не до эталона, а останавливался где-то посередине. Пока немного непонятно, возможно все-таки недостаточно растапливаюсь на первом слоге и акценте. Постараюсь включать в речь побольше слов с «о» в акценте.

Заметил сегодня, что одна из наиболее сложных и волнительных для меня ситуаций – на группе. Все очень внимательно и со знанием деда смотрят, как ты говоришь и немедленно подмечают все ошибки, за что, конечно же, большое спасибо.

Впрочем, завтра попробую еще раз электричку. Договорились с Андреем поездить перед занятием.

Ежедневно много хожу.

Вечером сделал все упражнения на расслабление, остальные ежедневные упражнения. Написал текст выступления на речевом экзамене и пробовал пересказывать. Очень сложно уложиться в 5 минут.

4 апреля

Сегодня ездили с Андреем в электричке. Он гораздо смелее меня. Первым выступил. Мне понадобилось время, чтобы собраться с духом. Сначала я очень спешил. Постепенно взял себя в руки, и четвертым своим выступлением остался относительно доволен. К сожалению, пока в таких ситуациях не получается полностью расслабиться. Чувствовал напряженную мышцу слева ото рта.

Думаю, что лучше стал произносить звук «о». Раньше пытался сделать его в основном за счет губ. Отсюда лишнее напряжение артикуляции. Теперь же стал делать, как и говорила Марина Борисовна, челюсть падает и как бы вдается немного внутрь. Губы при этом почти не участвуют. Неприятное дрожание остается теперь только на «у». Тоже, видимо, неправильно рот открываю и расслабиться полностью не могу. Но эти сложности проявляются именно в стрессовых ситуациях: электричке, на группе. Во время тренировок на улице, в магазинах такого нет. Очень интересно посмотреть и постараться найти для себя еще подобные значимые ситуации. Хотя, когда вернусь домой, а это время уже близко, к большому моему сожалению!, думаю, таких значимых ситуаций возникнет много. Одно выступление на работе чего стоит!

Занятия Екатерины Николаевны одно интереснее другого. Вчера – резюме. Исключительно полезно. Сегодня было много ответов на занятии, именно то, чего я боюсь, а значит именно то, что нужно. Сначала первые ответы вроде нормально говорил – медленно. На последнем, к сожалению, ускорился, про паузы забывал.

Ночью приснился кошмар, что говорил без руки.

После занятия ходили с Андреем и Павлом задавать вопросы. Сначала Павел проговаривал вопрос нам, и раза с третьего у него получалось неплохо. Однако, когда он задавал этот же вопрос прохожим, выходило хуже. Ошибки: короткая дорожка и, следовательно, первый слог и акцент, послоговость. Послоговости, показалось, способствует то, что он на каждом слоге кивает головой. И говорит очень тихо. Даже на тихой улице и во дворах приходится прислушиваться. Смущает то, что Павел не очень активен. Хотя иногда ему удается сказать более-менее правильно. Пальцы, к сожалению, часто скачут, и, как следствие, - послоговость. Согласные тоже оставляют желать лучшего.

Вечером сделал все упражнения на расслабление. Думаю, мне необходимо уделять этому много внимания, закреплять связь глаза-рука-тело.

В качестве пересказа порепетировал речь для экзамена.

5 апреля

День речевого экзамена. С утра волнения не было, просто ощущение, что предстоит что-то важное. Но это еще и первый день первого микрокурса. Очень приятно было всех увидеть, оказаться снова в почти полном составе. Жалко, что скоро все разъедемся и увидимся только через месяц.

Началась работа с интонацией. Действительно, мне показалось, что говорить с интонацией легче и приятнее.

Очень приятным и неожиданным сюрпризом стала встреча с Лилией Зиновьевной. Какой удивительный человек! В каждом ее слове чувствуется столько мудрости, доброты, сострадания, самопожертвования!

Речевой экзамен вызвал много эмоций. Все-таки в электричке проще. И с первым экзаменом не сравнить. Полный зал, хоть и небольшой, но все смотрят на тебя. С одной стороны, это пугает, но с другой – «заводит», придает энергии. К сожалению, ни то, ни другое не помогает контролировать себя, управлять эмоциями.

Своим выступлением недоволен. Не удавалось контролировать каждый звук, не удавалось хорошо расслабиться, не успевал отслеживать эталоны. Складывалось впечатление, что я очень спешу. Не удалось оставаться беспристрастным, контролировать себя. Делал ошибки в движениях рук. Многое происходило в автоматическом режиме; поэтому свои ошибки трудно оценивать.

Очень понравились выступления Юли и Ирины. Очень спокойно и уверенно делали свое дело, не обращая внимания на ситуацию.

Однако, самим фактом выступления я очень удовлетворен. Только пройдя через много подобных испытаний, можно по-настоящему измениться, стать другим человеком, без чего, мне кажется, исправить заикание невозможно.

Жаль, что не удалось попасть на занятие к Вячеславу Дмитриевичу. По пути в гостиницу, чтобы сбросить напряжение, прошагал пару остановок пешком. Вечером – обычный комплекс упражнений.

Достижения за 3 недели

Самое главное, теперь я могу делать то, чего не мог делать всю прожитую жизнь – говорить в любой ситуации свободно, без единой запинки.

Сейчас это кажется даже уже чем-то естественным и само собой разумеющимся. Но 3 недели назад представить себе такое было почти невозможно.

За эти недели случилось столько эмоционально значимых событий, сколько, наверно, за предыдущие лет 10 не произошло.

Я познакомился со столькими изумительными, прекрасными людьми: Мариной Борисовной, Екатериной Николаевной, Вячеславом Дмитриевичем, всеми моими дорогими согруппниками, участниками других групп. Огромной честью было присутствовать на встрече с Лилией Зиновьевной.

Наши Учителя демонстрируют, являют собой такой уровень неравнодушного отношения к делу, энтузиазма, самоотдачи, работоспособности, который я очень редко встречал до этого. Их пример открывает просто другой мир, другой способ существования. Их пример вдохновляет, но и ко многому обязывает. И главное – сделать все возможное и невозможное со своей стороны, чтобы наш совместный труд принес достойные результаты.

Отдельное огромное спасибо Центру и Марине Борисовне за прекрасный подарок – концерт Ирины Астапкиной, ее искренние, идущие из глубины души стихи и музыку, а также за оказанную честь оказаться на сцене и вручить цветы от имени Центра Ирине Астапкиной.

Все это обязывает, требует идти вперед, не останавливаться, двигаться дальше по пути к свободной речи и к тому, чтобы стать другим, более свободным человеком.


Наверх